Блог трайкера
Главная
Покатушки
Поездка Дмитров-Растовц
Покатушки 31.12.2011
Возвращение после дачи
После Одесской Сотки 2013
Финал 2012
Майская сотня
Ейск - Коса Долгая
Покатушки 01.01.2012
Съёмки в Тропарёво
Несколько ощущений от зимы
Вынужденная поездка
Поездка на дачу
90 по главным
Первая сотка на ICE VTX
Дача 2016
Вонючий скоростняк
Конструкция трайка
Мероприятия
Велоконструкторы

100 км на родине (Ейск - Коса Долгая)

Коса долгая

Заброска в Ейск прошла довольно легко. Не в обиду господам одесситам, здесь денег никто не вымогал. Даже намека не было на какую-нибудь мат.составляющую.

В эту поездку я не стал менять сидение и снимать электрику, то есть вел нельзя было поставить вертикально. Но мы сняли переднее колесо и трайк все-таки вписался в тамбур моего же (А НЕ ПОСЛЕДНЕГО) вагона!  Проблема в том, что прямой полноценный состав до Ейска не ходит. До Староминской окольными путями ейские вагоны гонят, цепляя к разным составам, а от Староминской эти 4-5 вагонов тянут до Ейска тепловозом. Поэтому понятия «последний вагон» просто не существовало и трайк должен был находиться в том же вагоне, что и я. С выгрузкой, несмотря на низкую платформу, тоже особых проблем не возникло – ничего не порвали, не погнули.

Самой большой трудностью в осуществлении задуманного марафона стал менталитет знакомых и родственников, красочно, взахлеб рассказывавших обо всех произошедших на намеченной мной трассе авариях. А некоторых из них микроны с миллионными долями секунд спасали от неминуемой гибели во время их неудачной езды на велосипеде. Но они здоровые! Им деваться некуда! И они имеют право на это «некуда деваться». Инвалид же там имеет право только на ублажение представлений тех, кому «некуда деваться» о том, что ему дозволено, а что нет… В общем люди там дикие, с кучей предрассудков, нервы мне помотали.

Маленькое отступление о предрассудках: В день прибытия поехал к бабушке и немного заблудился. В этот день в стране цвел День десантника. Попал я на улицу Шевченко. Вроде как там движение двустороннее и никаких знаков не было, но мужичок лет 30-ти, дергающий траву возле своего дома в окружении трех-четырех со… товарищей, резко повернулся ко мне и заорал: «Куда прешь!? Засадил бы тебе травой, да права не имею!». Я действительно не знаю, чем была вызвана данная агрессия. Я проезжал в полутора метрах от него, но может День десантника, а может действительно психически больной человек – не знаю, но поскольку это произошло в первый день моего приезда, я очень загрузился на тему опасности, представляемой местными аборигенами. Однако должен сказать – это был единственный случай открытого «нападения», но правда всего лишь за пять дней. На этом хватит негатива, перейдем к самой поездке.

С собой я взял неполную 2-литровую бутылку воды, примерно по 100 гр. порезанных колбасы и сыра, 2 шоколадки Аленка, которые потом превратились в жидкое месиво. Маленький ручной насос и 2 камеры. Воду и ремкомплект кинул в легкий целлофановый пакет, который, как рюкзак, повесил сзади. Трубку из бутылки вывел привычным методом. А еду покидал в маленькую наплечную барсетку. Словом, минимизировал вес скарба как только мог. Даже отказался от рюкзака. Колеса мне накачали как я просил, до 5 бар. Вообще к этой поездке Артиг находился в довольно неплохом тех.состоянии.

Тронулся в путь в 10.05.  Езда по улочкам городишка напрягала, качество дорог низкое и особо разгоняться не получалось. Но я ехал по Первомайской, улице моего детства, внимательно разглядывая углы перекрестков с памятными заборами, где таковые имелись. Конечно же речь идет о начале парка Поддубного, там каменное подобие заборчика или стены сохранились до сих пор. То есть я помню эту стеночку как некий ориентир. Когда я откуда-то ехал домой на машине или ОТ, все кварталы и перекрестки Ейска мне казались одинаково незнакомыми, но увидев эту стену я понимал, что это моя территория. Также я медленно проехал мимо своего парка, который (как я писал в одной статейке) когда-то вмещал целый мир. А ныне показался достаточно крошечным. Прямо за парком стоит 2-этажное здание бывшей парикмахерской, но с тех далеких лет моего обитания там к нему налепили кучу пристроек, они скрыли железную лестницу, на которую я упорно стремился взобраться, аж до самого второго этажа, но чувство страха сковывало руки, которые никак не хотели отрываться от перил и ступенек. Странно, что я так ярко помню те ощущения, мне тогда было 3-5 лет.

Из-за ностальгии и солнца, заливавшего дисплей навигатора, я проскочил поворот на ул. Седина, которой, кстати, в мою бытность как таковой и не было, была грунтовка, с частными домишками, утопающими в буйно растущих деревьях. Ныне же там несколько 5-этажек и еще что-то типа рынка. А грунтовку заменил пока еще неплохо сохранившийся асфальт. Далее по Карла Либкнехта до Армавирской мне тоже только запомнилось пром – строй – хрен – знает – что без всяких жилых домов, хотя на карте они есть. Ну а по Армавирской я уже выскочил за город, на хороший асфальт. Я помнил, что трассы между населенными пунктами на Кубани хорошего качества, но я совершенно забыл, что в конце июля в степях начинают дуть ветра. В городе было абсолютно безветрено и жарко, но в степи ветер меня буквально облепил и заставил откровенно матрасить. Если верить gpsies, я должен был отдыхаючи катиться под горку, но я с трудом выкручивал 12-14 км/ч. Столкнулся с таким явлением – в горку мне было ехать легче, чем с горки. Кто-нибудь может объяснить почему? Свою версию я объясню позже.

Я боялся, что обратный путь будет идти только в горку, однако сильный встречный ветер развеял мои страхи, т.к. по опыту знаю, что ехать в гору с сильным попутным ветром легче, чем с горы на сильный встречный. Кстати ветер заставил меня забыть о скорости и подумать о более романтичных вещах. Я был один в степи, без всяких автомобильных стекол. У меня было ощущение, что я могу остановиться в любом месте и дотронуться до всего, что меня окружает. Казалось, даже воздух можно обнять. И я потихоньку начал разглядывать мелкие детали полей и лесополос. Что сказать? Лето выдалось как всегда засушливым. Было очень много погоревших подсолнухов и кукурузы, именно ими в основном и засеяны поля нынешней Кубани. Нечто похожее на пшеничные поля я помню в количестве трех-пяти штук, не более. И это на Кубани! Славящейся своими хлебами. Местные фермеры говорили, что пшеницу растить не выгодно, выгоднее гнать семечки на масло. В общем – широка страна моя родная…  Практически у каждой лесополосы, подходящей к трассе, образовались развалы торговли, арбузами и дынями, что для меня было необычно и несколько раздражало – выехал побыть один, с природой, а тут через каждые полтора км некая пародия цыганского табора. Даже чтобы ножку поднять надо уезжать вглубь поля.

И еще трафик, который был упоительно мал. Меня обгоняли колонны машин с интервалом в 3-7 минут. Я уже и забыл, что такое бывает.

За Воронцовкой, ближе к Должанке, дорога сузилась, но зато ослабел ветер. По суженной дороге ехать было не весьма приятно, поскольку попутные машины могли меня обогнать только выехав на встречную полосу. На этом отрезке мне попался только один нетерпеливый гневно сигналивший колхозник, которому мешала меня объехать встречная машина. Остальной народ вел себя культурно. Также я понял, что именно об этом участке наиболее ярко рассуждали хозяева дома, у которых мы остановились. По их мнению именно тут меня должны были сбить безбашенные москали, которые носятся здесь сломя голову. А кстати москали, судя по номерам, оказались наиболее приветливыми, они зачем-то остановились перед Должанкой на двух машинах и, увидев меня, поинтересовались – как у меня дела и не нужна ли мне какая помощь. Я сказал, что все в порядке. Я тогда подумал, как мне объяснить местным, что 90% москвичей все-таки видят, куда они летят и контролируют ситуацию, а 9% сюда не поедет. А 1% московских дураков – цифра не такая уж высокая. Меня больше пугало местное быдло с камнями. Но, слава Богу, в этот день психопатических неадекватов мне не попалось.

В начале второго я въехал в Должанку, еще на подступах пестрящую объявлениями о сдаваемом жилье с питанием и без. Ейск  и Должанка не отличаются навязчивым сервисом и с появлением курортов Турции и Египта дела у местных идут невесело. Народу мало, что вполне объяснимо. В той же Турции за меньшии деньги невозможно такое понятие, как общий туалет, ну а о душе с горячей водой я вообще молчу.

По станице было ехать не напряжно, не считая того, что мой маршрут пролег через местный центр, где было много некорректно припаркованных машин, создававших в станице небольшую пробку, что само по себе анекдотично. Словом, все как в Москве, только масштаб поменьше. Метров через 500-700 я нагнал Мишку, который приехал из Ейска на автобусе, чтобы меня поддержать.

На этом гонка на время кончилась. Последние 8-10 км до косы мне пришлось подстраиваться под Мишкин шаг. Через полкилометра от места встречи мы остановились и попили кваску. Холодный староминский квас после 45-ти километров гонки – это верх блаженства! Такого кайфа я не испытывал давно.

Далее я ехал то по дороге, то по протоптанной аллейке вместе с Мишкой.

Потом пошла грунтовка, на которой нас обогнал ровняющий ее трактор.

Надо ли писать, что трактор тянул за собой хорооошее облако пыли и Мишка, чтобы ею не дышать, нырнул в лесок и пошел по огнеразделительной полосе, и что-то его это так прикололо, что он потом долго не хотел возвращаться на дорогу, фоткая по пути редкие цветуёчки и другие, показавшиеся ему интересными, предметы и представителей.

Он так и шел, точнее бежал по этой полосе, пока она не кончилась, упершись в вывеску, гласящую о том, что мы прибыли на косу Долгую, образованную постановлением главы администрации КК.

Интересно, сам глава это читал? Что-то мне подсказывает, что нет. Мишка мне рассказал, что ему было легче бежать по полосе, нежели идти. Потому что во время бега, по его словам, ракушечный песок не набивается в сандали.

Несмотря на вывеску, от которой мы уже значительно отошли, вожделенное Мишкой море так и не появлялось. Он начал высказывать сомнения относительно правильности пути к предполагаемой точке финиша. А я все валил на навигатор и четко знал, что заблудиться здесь негде. Но также знал, что грунтовки и тропинки здесь «живые», и каждый год могут пролегать немного по-разному. Но все они непременно ведут к пику косы, где Азовское море переливается в Таганрогский залив. Мы наконец-то дошли до берега залива.

Мишка спросил: «Пришли?»  На отрицательный ответ посыпались те же вопросы о том, куда мы, все-таки, идем.

Миша спросил, может ли он дойти до точки назначения по берегу. Я прикинул, что это будет ближе, и сказал что да, и сам втопил по грунтовке. В этом году грунтовка там отличного качества, я гнал по ней 15-20 км/ч, и не было никаких характерных для нее ям и выбоин. Я даже удивился.

Через «Кристину», базу отдыха, выехал на берег залива, чтобы встретиться с Мишкой. А его нет!  Постоял я на берегу, поглядел издалека на вагончик, в котором мы когда-то жили с матерью. Как-то ничего в душе не торкнуло. С этим вагончиком связаны в основном негативные воспоминания, которые, слава Богу, никоим образом не повлияли на высоко приподнятое настроение, благодаря общим впечатлениям от поездки. Больше меня волновало то, что пропал Мишка. Я развернулся и ломанул опять на грунтовку. Постояв на перекрестке к «Кристине», я решил ехать дальше на косу. И не ошибся. Мишку я увидел за следующим поворотом, шпирляющего в нужном мне направлении. Оказывается Миша, упершись в забор инспекции, не смог отыскать в ней калитку, вернулся на грунтовку и поплелся искать меня.

Ну да ладно. После того, как я нагнал Мишку, до пика оставалось еще километра полтора-два, но Мише деваться уже было некуда. Правда местность пошла более открытая, и по дороге попался интересный пруд с пресной водой. Картинка конечно впечатляющая: море разрезает кусок степи, в середине которой этот пруд – озеро. Красиво!  После того, как дорога пошла почти вплотную к заливу, я решил остановиться, поесть, искупаться и немного успокоить Михаила. Мы выбрали место под навесиком от солнца.

Тамошние пляжи я никогда не любил, из-за мелких колючих ракушек, режущих ноги, но зато какая там вода!..  Вылазить вообще не хотелось! Я победно вздымал (ну по крайней мере пытался) руки над головой, как бы крича - we are the champions!!!

Но время поджимало, а до острия мы пока так и не добрались. Я надел Мишкину футболку, потому что у меня очень обгорели плечи, и мы вырулили все на ту же грунтовку, по которой оставалось пройти метров 500-800.

На подходе к острию возникло небольшое препятствие в виде ямы, заполненной водой, глубина которой была неизвестна. Объезд этой ямы представлял из себя очень крутой спуск с буграми, его то для дальнейшего продвижения я и выбрал.

Мишка меня страховал. И на самом подходе начался ярковыраженный песок, заставивший меня переключиться на 1-1 , самую низкую скорость. К тому же, последние 50 метров изобиловали ямами и наклонами набок, которые невозможно было объехать из-за набившихся машин туристов.

Но мы все-таки дошли до пика и увидели, как волны Азовского моря бодаются с волнами, идущими из Таганрогского залива. Я чувствовал победу. Ну вот мы и дошли.

Было где-то около пяти. А поскольку накануне я не зарядил аккумуляторы, то мне в голову стучала задача вернуться засветло, ибо в темноте в степи несущиеся казачки с большой вероятностью могли бы меня не заметить. Вообще не зарядить накануне поездки в Ейск аккумуляторы сигнального освещения и забыть светоотражающий жилет, привезенный из Одессы, это чистой воды модуляторство, и такого делать ну никак нельзя. Надо также подумать об индикаторах заряда аккумуляторов, да и вообще о нормальной проводке с нормальными разъемами и не ломающимися проводами, а то – изолента наша мать, только света не видать.

После небольшой фотосессии мы с Мишкой двинулись в сторону ближайшей базы отдыха, чтобы надыбать питьевой воды. Налитые 2 литра дома почти кончились. Я долго ждал Мишку и уже начал нервничать, ведь солнышко направлялось к закату, а в обратку-то полтинник гнать, десятка из которого по грунтовке идет. Наконец появившийся Мишка напоил меня холодной водой и долил баклажку сзади. После чего я погнал так быстро, как только мог, а Мишка прыгнул в пойманную машину. Давя по грунтовке до станицы, я не стеснялся выбирать лучшие участки дорог, заставляя объезжать себя только по встречным колеям. Там по-другому на трайке нельзя: взял чуть к обочине - забуксовал в песке, а так я давил двадцарик и не парился. Обогнавший меня на машине Мишка позвонил и сказал, что есть более короткий путь. Вопреки плохой слышимости я интуитивно понял, куда надо ехать и вроде как немного срезал, а вроде как и нет. В общем, до асфальта я доскакал быстро и без происшествий. Накануне поездки я очень боялся якорцев,но Бог миловал, ни одного прокола не было. Правда незадолго перед поездкой я поставил антипрокольную ленту, может она помогла.

В станице возле стойки какого-то бара я увидел Мишку. Он  купил мне еще 0,5 воды со льдом, которую я тут же выпил, и закинул сырок «Дружба». После чего я продолжил торопиться назад. Базарники уже разъехались и в центре станицы было посвободней. Я довольно легко выскочил из станицы и совершенно не напрягаясь полетел 20 км/ч, хотя по предварительным штабным расчетам я должен был упираться в горку. Однако я летел на максималке с воздушно дающимся каденсом. Всё, что у меня напрягалось, так это руки, всё остальное на протяжении 20-ти километров отдыхало и пело. На санитарную остановку я заехал вдоль лесополосы, подальше в кукурузное поле. С юности любил такие грунтовки. Было в них что-то загадочное. А качество иногда превосходило асфальт в городе. Постояв немного в поле и попив воды, я полетел дальше, предвкушая прохождение обратного отрезка за 2,5 часа. И уже было начал думать, с каким восторгом я буду описывать мое быстрое возвращение, как вдруг под Воронцовкой на меня обрушился сильнейший фактор Димы Модулятора. Я перещелкнул на 6-ю, 5-ю, 4-ю передачи, но ветер останавливал меня напрочь. Я скинул переднюю на 2-ю звезду и в таком режиме мне удалось сохранить скорость 12 км/ч. Этот момент заставил немного понервничать, солнышко неумолимо садилось, службы СЭМПО с фонарями не предвиделось, передо мной стояла задача засветло въехать в город, а у встречного ветра, похоже, были другие планы. Я упирался как мог через Воронцовку, Приазовку и еще километра два, постоянно твердя, что это нечестно: туда ехал на ветер, оттуда еду – опять на ветер. Где же равновесие сил? За Приазовкой ветер слегка стих и я поехал побыстрее.

Только на обратном пути я увидел мирно стоящие МИГи на Ейском аэродроме. Когда-то они летали каждый день, потом закрыли Ейское летное училище, и сейчас вроде что-то как-то вернули, но все-равно бывший уровень подготовки летчиков утерян, и рев истребителей над городом уже не такой привычный как раньше. Но уже смеркалось и любоваться железными птицами было некогда.

Меня обогнала белая машина и остановилась впереди. Как-то мне показалось, что за мной решили присмотреть. Игорь, сын хозяйки, у которой мы остановились, работает таксистом. Скорее всего он попросил своих коллег присматривать за мной. А может это мания преследования.

В город я влетел в полусумерках. Как ни странно, но у меня еще были силы. Дабы не искушать судьбу, я поехал прямо по Армавирской до Ростовской улицы. Хотел, было, включить единственный заряженный передний фонарь – для собственной заметности, но дернувшаяся рука выдернула штекер фонаря из гнезда соединения с аккумулятором – неудачно расположили провода, но это решаемо.

Далее гладкая Ростовская, кусочек побитой Первомайской, с которой было не очень приятно уходить на Победы, поскольку не работали поворотники, ну а там на Кропоткина я въехал в полной темноте, где меня ждало около калитки все мужское население этого дома. Включая тех, кто яростно возражал против моей поездки, предрекая мне бесславную гибель. Но теперь все мне пожали руку и сказали, что я молодец. У меня же в голове крутилось что-то типа: «А шо я вам говорыв!».

В общем я сделал это!  Я получил огромное удовольствие. Еще один счастливый день в копилку лекарств против депрессняка. Я был счастлив.

Самое невероятное то, что на следующий день, в тихом темпе, я намотал еще около 20 км по местам моего детства и юности. Но это уже другая история.

Итак: 

Давление в колесах составило 5 бар.

Накануне поездки была перебрана каретка педалей и весь педальный узел. Как ни прискорбно, но туда набивается песок. Я не знаю, что с этим делать.

В дороге выпил около 5 литров воды. Из еды сыр, колбаса и шоколадная паста из шоколадки «Аленка». И сырок «Длужба». В общей массе мною было употреблено около 300 гр еды. За 11,5 часов.



Array